О КНИГЕ
Авторы тома: С.Ю.Выгодский, С.А.Гонионский, И.М.Горохов, И.Н.Земсков, В.А.Зорин, С.П.Киктев, Л.Н.Кутаков, С.М.Майоров, И.И.Минц, И.Д.Остоя-Овсяный, В.И.Попов, В.М.Хвостов

Издательство политической литературы
Москва 1965

Дипломатия на первом этапе общего кризиса капиталистической системы

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ     ФОРМИРОВАНИЕ ДВУХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ КОАЛИЦИИ (1938—1939 гг.)

В начале марта 1939 г. послы в Берлине и Риме - Осима и Сиратори получили из Токио инструкции, в соответствии с которыми они должны были заявить о согласии Японии с общей идеей пакта, но потребовать ограничения обязательства помощи только случаем войны с  СССР. Осима и Сиратори тайно информировали Риббентропа и Чиано о позиции японского правительства. В то же время послы сообщили в Токио о своем отказе передать предложения об изменении германо-итальянского проекта и вновь, как и в феврале, после встречи с Ито, настаивали на принятии первоначального предложения. Они заявили, что уйдут в отставку в случае другого решения японского правительства. Обо всем этом были информированы Риббентроп и Чиано.

Тем временем на Тихом океане произошли новые примечательные события.

В марте 1939 г. Япония заявила об установлении своего суверенитета над большим морским пространством, в котором расположены острова Наньвэй (Спратли), в 700 милях на юго-запад от Манилы. Эти острова имели важное значение в качестве стоянок для флота и авиационных баз. Захваты островов Хайнань и Спратли уже нельзя было объяснить войной в Китае. Японские военно-морские базы приблизились к Индокитаю, Малайе, Филиппинам и Индонезии.

Западные державы не оказали серьезного противодействия японским захватам и это дало лишний козырь сторонникам принятия германских предложений по вопросу о заключении широкого военного союза. В начале апреля японское правительство направило в Берлин компромиссный проект договора с Германией и Италией. Требование японской стороны ограничить обязательства помощи только случаем войны с СССР было выражено здесь уже в более слабой форме. Японцы настаивали лишь на том, чтобы после подписания и опубликования пакта они могли вручить английскому, французскому и американскому послам декларацию следующего содержания: договор является развитием «антикоминтерновского пакта»; стороны рассматривают в качестве врага СССР; Англия, Франция и США не подразумеваются в качестве объектов соглашения.

Осима и Сиратори сообщили в Токио, что и новое пожелание омского правительства они считают неприемлемым, и вновь конфиденциально информировали о ходе дела Риббентропа и Чиано. Во время бесед с ними японские послы, не имея никаких указаний из Токио и надеясь на поддержку премьера Хиранума и военного министра Итагаки, заявили о намерении Японии принять участие в войне и в том  случае, если Германия и Италия начнут военные действия против Англии и Франции. Узнав об этом, Арита потребовал, чтобы заявление Осима и Сиратори было дезавуировано. Хиранума и Итагаки отказались его поддержать.

Несмотря на секретный характер японо-гормано-итальянскях переговоров, в Лондоне получили о них сведения уже в поябре 1938 г. Однако никаких решительных шагов с целью не допустить военного союза держав «оси» английское правительство не предприняло. Английски дипломаты лишь подчеркивали свое стремление добиться «мирного урегулирования» японо-английских противоречий в Китае и высказывли надежду на возможность достижения широкого англо-японского соглашения в отношении Китая.

Линия английской дипломатии была сформулирована в письме постоянного заместителя министра иностранных дел Кадогана к Крейги в следующих словах: «Наша позиция должна заключаться скорее в том, чтобы показать себя вообще индифферентными к тому, присоединится или не присоединится Япония к союзу оси».


Источник http://tiger-asset.com