О КНИГЕ
Авторы тома: С.Ю.Выгодский, С.А.Гонионский, И.М.Горохов, И.Н.Земсков, В.А.Зорин, С.П.Киктев, Л.Н.Кутаков, С.М.Майоров, И.И.Минц, И.Д.Остоя-Овсяный, В.И.Попов, В.М.Хвостов

Издательство политической литературы
Москва 1965

Дипломатия на первом этапе общего кризиса капиталистической системы

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ     ФОРМИРОВАНИЕ ДВУХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ КОАЛИЦИИ (1938—1939 гг.)

В преамбуле договора наряду с болтовней об «обеспечении мира» говорилось о решимости двух держав «выступить объединенными силами за обеспечение их жизненного пространства». Обе стороны обязались оказывать друг другу «политическую и дипломатическую поддержку» для того, чтобы предотвратить «угрозу безопасности или другим жизненным интересам» (ст. 2). Ст. 3 прямо говорила о том, что если одна из договаривающихся сторон «будет втянута в военный конфликт с одной или с многими державами, то другая договорная сторона выступит сейчас же на помощь в качестве союзника». Оба государства решили углубить свое сотрудничество в военной и военно-хозяйственной областях. Для этой цели создавались постоянные комиссии.

Итало-германский договор приблизил мировую войну. Гитлеровский генеральный штаб разрабатывал планы молниеносной войны против Англии и Франции. Начиная с весны между Муссолини и Франко велись переговоры о захвате Гибралтара. Усилила свою деятельность фашистская агентура в Норвегии, подготовляя изнутри захват этой страны немцами.

Гитлеровцы торопились с осуществлением своих планов. Они опасались быть обойденными в гонке вооружений, которая охватила все капиталистические страны. К середине 1939 г. германо-итальянский блок имел перевес в наступательном оружии – танках и авиации. Внешнеполитическая ситуация также благоприятствовала агрессорам.

Вопрос о безоговорочном вступлении Японии в военный союз с Германией и Италией все еще оставался открытым. Берлин усилил нажим на Японию

5 июня Отт сообщил Риббентропу о новой уступке японцев: «Япония согласна принять участие в войне против Франции и Англии, но с некоторой оговоркой, по которой Япония хочет обеспечить за собой право вступить в войну в благоприятный для нее момент».

Военно-фашистские элементы в Японии, стремившиеся получить поддержку со стороны гитлеровцев, торопили правительство с заключением союзного договора с Германией. Настаивали на удовлетворении всех германо-итальянских требований.

7 августа 1939 г. военный министр Итагаки посетил премьера Хиранума и потребовал вновь рассмотреть вопрос о тройственном пакте. «По  мнению  армии, — заявил  он, — изменение в обстановке вызывает необходимость    в    заключении     наступатетельного и оборонительного союза». В противном случае Итагаки угрожал отставкой.

Однако вскоре, когда было получено сообщение о подписании советско-германского пакта о ненападении, все правительство Хиранума ушло в отставку. Оно сгоряча расценило советско-германское соглашение как измену Германии «принципам антикоминтерновского пакта» и отказ от военного союза с Японией. «Японская пресса и общественное мнение были потрясены текстом пакта о ненападении»,  - телеграфировал Отт в Берлин.

Арита передал Отту копии инструкций, которые он послал Осима: «1. Известить германское правительство, что правительство Японии поняло заключение пакта о ненападении таким образом, что оно окончательно аннулирует теперешние переговоры о пакте трех держав. 2.


Киев химчистка ковров