О КНИГЕ
Авторы тома: С.Ю.Выгодский, С.А.Гонионский, И.М.Горохов, И.Н.Земсков, В.А.Зорин, С.П.Киктев, Л.Н.Кутаков, С.М.Майоров, И.И.Минц, И.Д.Остоя-Овсяный, В.И.Попов, В.М.Хвостов

Издательство политической литературы
Москва 1965

Дипломатия на первом этапе общего кризиса капиталистической системы

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ     ЗАХВАТ АВСТРИИ И МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ДЕРЖАВ (1938 г.). ПОЛИТИКА ПООЩРЕНИЯ ФАШИСТСКОЙ АГРЕССИИ СО СТОРОНЫ АНГЛИИ, ФРАНЦИИ И США

Чехословацкое   правительство  было расположено   пойти   на   серьезные  уступки гейнлейновцам ради достижения соглашения. В частности, оно амнистировало и выпустило на свободу 1200 сторонников Гейнлейна, осужденных за подрывную деятельность против республики. В Судетской области Гейнлейну было разрешено провести выборы и т. д. Тем не менее Генлейн прервал переговоры с чехословацким правительством. В это время Гитлер намеревался добиться капитуляции правящих кругов Чехословакии угрозой применения силы, а заодно припугнуть правительства Англии и Франции, с тем чтобы они перешли к более активным методам воздействия на Чехословакию.

В мае германские войска стали стягиваться к чехословацкой границе. Правительство Чехословакии ответило на это мобилизацией, которая прошла исключительно быстро и организованно. Чехословацкая армия в полной боевой готовности придвинулась к границе, ожидая сигнала, чтобы дать отпор нападению фашистов.

Все это вызвало в Лондоне тревогу. В беседах с Масариком Галифакс настойчиво убеждал его, что необходимо «предотвратить войну», удовлетворив требования судетских немцев. Все же английское правительство было вынуждено дать указание Гендерсону запросить Берлин, какую цель преследует сосредоточение немецких войск у границ Чехословакии. В ответ Риббентроп заявил, что Англии нечего беспокоиться: происходят обычные «передвижения местного характера».

Однако тут же Риббентроп, упомянув о гибели двух немцев на чехословацкой границе, разразился угрозами по адресу Чехословакии. «Они (т. е. чехи. — Авт.), уверял он меня, будут уничтожены, и женщины и дети все вместе, — записывал слова Риббентропа Гендерсон. — Когда я заметил, что смерть двух немцев является, конечно, прискорбным фактом, но что лучше смерть двоих, чем гибель сотен тысяч на войне, — он ответил, что каждый немец готов умереть за свою родину».

Скрепя сердце британское правительство сочло необходимым предупредить немцев, что дальнейшая концентрация германских войск у границы Чехословакии неминуемо вызовет мобилизацию вооруженных сил Франции, и тогда и Великобритании не удастся более остаться в стороне. После этого Риббентроп окончательно утратил самообладание. Явно стремясь запугать своего собеседника, он заявил, что если начнется война, то виновницей ее будет Франция, а Германия, как и в 1914 г., примет вызов.

Это был, как подтвердили дальнейшие события, грубый шантаж, ибо в то время гитлеровская Германия к войне не была готова, тем более к такой войне, в которой ей противостояли бы Англия и Франция, а также Советский Союз. В том, что СССР готов оказать помощь Чехословакии, гитлеровское правительство не сомневалось. Не удивительно поэтому, что, несмотря на всю свою браваду, Гитлер при сложившейся ситуация не решился на прямое военное нападение.

В свою очередь английское и французское правительства опасались вооруженного конфликта между Германией и Чехословакией прежде всего потому, что чехословацкая армия была в состоянии дать решительный отпор захватчикам, и это могло иметь серьезные последствия для самого существования гитлеровского режима, в котором англо-французские реакционные круги видели барьер против революционного и демократического движения в Европе. Именно  в   силу  этих  причин Англия и Франция постарались добиться отмены мобилизации чехословацкой армии и получить согласие правительства Бенеша-Годжи на новые уступки гейнлейновцам.


links