О КНИГЕ
Авторы тома: С.Ю.Выгодский, С.А.Гонионский, И.М.Горохов, И.Н.Земсков, В.А.Зорин, С.П.Киктев, Л.Н.Кутаков, С.М.Майоров, И.И.Минц, И.Д.Остоя-Овсяный, В.И.Попов, В.М.Хвостов

Издательство политической литературы
Москва 1965

Дипломатия на первом этапе общего кризиса капиталистической системы

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ     МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ B СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1935—1939 гг.)

стороне Великобриьтании». Правда, при этом он заверил Папена, что на Балканах турецкая сфера интересов не связана с ее обязательствами по Балканскому пакту.

Одновременно турецкая правящая верхушка продолжала активно сотрудничать с Германией. Берлин посетила специальная турецкая делегация, в составе которой был заместитель начальника генштаба Турции. Делались и другие дружественные жесты в сторону Германии. Англо-германская борьба за влияние в Турции все более обострялась.

Александреттский вопрос

Усиление германской активности на Балканах и Ближнем Востоке и определенное сближение Турции с Англией шли параллельно с ослаблением позиций Франции в этом районе, что не могло не учитывать турецкое правительство, считавшее себя обойденным при разрешении с Францией вопроса о южных границах Турции. Когда в сентябре 1930 г. был парафирован франко-сирийский договор, в турецкой печати началась резкая антифранцузская кампания, во время которой Францию обвиняли в нарушении принятых обязательств в отношении так называемого Алсксандреттского санджака — небольшого района площадью в 5,5 тыс. кв. км со смешанным арабо-турецко-армянским населением. Этот район на побережье Искендерунского залива Средиземного моря, оккупированный англичанами в 1918 г., уже после Мудросского перемирия, был затем ими вместе с Киликией передан французам. По договору Франклен-Буйона в 1921 г. Александреттский санджак остался под «французским управлением, но при условии образования в нем «специального административного режима». Эти условия были затем подтверждены Лозаннским договором 1923 г. и франко-турецким договором 1926 г., а с 1929 г. в санджаке была введена финансовая и административная автономия под французским управлением. На протяжении 15 лет, с 1921 по 1936 г., Турция не возвращалась к этому вопросу, хотя население санджака несколько раз восставало против французских колониальных властей.

9 октября 1936 г. турецкое правительство обратилось к Франции с нотой, в которой потребовало предоставления Александреттскому санджаку такого же статуса, который был обещан Сирии и Ливану. В Анкаре не скрывали, что конечной целью этих требований являлось включение санджака в состав Турции. Выступая 1 ноября 1936 г. на открытии турецкого парламента, Кемаль Ататюрк заявил: «Главный большой вопрос, который в настоящее время занимает нашу нацию, — это судьба Искендеруна, где настоящим хозяином являются истинные турки, Антакья и ее долина. На этом мы должны серьезно и решительно стоять...»

Ответная французская нота отклоняла турецкие требования. Нотная переписка продолжалась до тех пор, пока Франция не предложила передать спор в Лигу наций. Тем временем в санджаке начались волнения, произошли стычки части турецкого населения с полицией. Несмотря на посылку международной комиссии наблюдателей, положение обострялось, причем в Турции росли требования любой ценой добиться «воссоединения санджака». В Берлине и Риме были явно довольны обострением франко-турецких отношений и тем, что внимание турецкого общественного мнения отвлечено от других проблем. Форин-оффис не прочь был подтолкнуть Турцию к решительным действиям, стремясь использовать трудное положение Франции для того, чтобы еще более ослабить ее влияние в странах Леванта. При этом английская дипломатия воспользовалась спором из-за Александреттского санджака для разжигания в арабских странах антитурецких настроений и инспирации выступлений печати этих стран против политики Турции на Ближнем Востоке и районе Средиземноморья.


Статья с сайта mam0.ru